> Юридический факультет Московского университета во второй трети XIX века | Юридический факультет МГУ

Юридический факультет Московского университета во второй трети XIX века

Общий устав императорских российских университетов, утвержденный 26 июля 1835  г. императором Николаем I, упорядочил преподавание юридических наук, приведя этот процесс в строгую систему. С. П. Шевырев писал в своей «Истории Императорского Московского университета», что главная отличительная черта распределения предметов преподавания по факультетам, предусмотренного новым университетским уставом, в заключалась в том, что «все профессоры принадлежат предметам, ими избранным и основательно изученным. Мы не встречаем здесь того беспрерывного колебания ученых между разными науками, которое поражало нас нередко во всей предыдущей истории преподавания. Науки теряют уже вовсе энциклопедический характер: каждая требует себе нового человека, изучается исторически по источникам. Профессор избирает себе предмет по призванию: правительство и начальство не только не противоречат ему в этом избрании, а предлагают все средства, и в отечестве и за границею, к тому, чтобы ученый мог обнять свой предмет вполне, а потом посвятить ему всего себя».

В новом университетском уставе факультет, предназначенный для обучения юриспруденции, уже не назывался «отделением нравственных и политических наук», было восстановлено его прежнее название. Статья 12 Общего университетского устава 1835 г. предусмотрела преподавание в рамках юридического факультета следующих наук:

«1) Энциклопедия или общее обозрение системы законоведения, российские государственные законы, т. е. законы основные, законы о состояниях и государственные учреждения. 2) Римское законодательство и история онаго. 3) Гражданские законы, общие, особенные и местные. 4) Законы благоустройства и благочиния. 5) Законы о государственных повинностях и финансах. 6) Законы полицейские и уголовные. 7) Начала общенародного правоведения (Jus gentium)».

Новая программа преподавания юридических наук неизбежно влекла за собой существенные перемены в преподавательских коллективах юридических факультетов. В Московском университете смена преподавателей юридических наук в середине 30-х годов XIX в. была вызвана в первую очередь естественными причинами: некоторых болезни лишали возможности продолжать преподавание; кто-то был вынужден уйти в отставку из-за преклонного возраста; кого-то уводила из университета смерть. В результате юридический факультет Московского университета лишился в трехлетие, предшествовавшее принятию нового университетского устава, Д. Е. Василевского, Н. Н. Сандунова, С. А. Смирнова, Л. А. Цветаева. В середине 1835 г. на факультете оставалось лишь трое преподавателей юридических наук: ординарный профессор по кафедре «права общего и частного гражданского и уголовного в Российской империи» Николай Семенович Васильев (1798 — после 1855), занимавший одновременно должность декана, экстраординарный профессор по кафедре «прав знатнейших древних и новых народов» Федор Лукич Морошкин (1804—1857) и экстраординарный профессор по кафедре «прав естественного, политического и народного Петр Алексеевич Иовский.

7  сентября 1835 г. министр народного просвещения С. С. Уваров назначил преподавателями на юридический факультет Московского университета троих докторов законоведения, прошедших подготовку при Втором отделении Собственной Его Императорского Величества канцелярии и в Берлинском университете, а именно Сергея Ивановича Баршева (1808—1882), Никиту Ивановича Крылова (1807—1879) и Петра Григорьевича Редкина (1808—1891). Своим распоряжением от 14 октября 1835 г. правление Московского университета поручило П. Г.  Редкину преподавать «энциклопедию права для студентов первого курса», Н. И. Крылову — «историю римского права для студентов 2-го и 3-го курсов», С. И. Баршеву — «теорию русского уголовного права для студентов 2-го и 3-го курсов».

31  декабря 1835 г. трое молодых правоведов были утверждены министром в званиях экстраординарных профессоров. При поступлении на государственную службу на поприще народного просвещения 13 января 1836 г. каждый из них поклялся «верно и нелицемерно служить и во всем повиноваться, не щадя живота своего, до последней капли крови, все к высокому Его Императорскому Величеству самодержавству, силе и власти принадлежащие права и преимущества... предостерегать и оборонять... старатися споспешествовать все, что к его императорского величества верной службе и пользе государственной во всяких случаях касаться может. О ущербе же его величества интереса, вреде и убытке как скоро о том уведаю, не токмо благонамеренно объявлять, но и всякими мерами отвращать... Для своей корысти, свойства, дружбы и вражды и противно должности и присяги не поступать...».

Экстраординарному профессору П. А. Иовскому места на новых кафедрах не нашлось, и он покинул факультет.

24  марта 1837 г. С. И. Баршев, Н. И. Крылов и П. Г. Редкин были произведены в ординарные профессора. До 1839 г. они вместе с ординарным профессором Н. С. Васильевым и ординарным профессором (с 1838 г.) Ф. Л. Морошкиным составляли весь коллектив преподавателей юридических наук в Московском университете и обеспечивали на юридическом факультете чтение лекций по всем правовым дисциплинам. 26 января 1839 г. на должность адъюнкта по кафедре «начал общенародного правоведения» был принят Василий Николаевич Лешков (1810—1881). 22 мая 1841 г. он защитил докторскую диссертацию «О морском торговом нейтралитете» и 10 января 1842 г. был утвержден в должности экстраординарного профессора.

23  апреля 1839 г. на должность ординарного профессора по кафедре «законов благоустройства и благочиния» был назначен переведенный в Московский университет из Университета Св. Владимира Игнатий Николаевич Данилович (1787—1843). Проблемы со здоровьем заставили его спустя три года выйти в отставку. Освободившуюся вследствие этого кафедру «законов благоустройства и благочиния» занял В. Н. Лешков.

25  мая 1844 г. выпускник юридического факультета Московского университета 1839 г. магистр гражданского права Константин Дмитриевич Кавелин (1818—1885) был «определен исправляющим должность адъюнкта для преподавания в 1-м курсе юридического факультета истории русского законодательства». За три месяца до этого — 24 февраля 1844  г. — он защитил магистерскую диссертацию «Основные начала русского судоустройства и гражданского судопроизводства в период времени от Уложения до Учреждения о губерниях» и стал магистром гражданского права.

Преподавательская деятельность К. Д. Кавелина в альма-матер продолжалась недолго, всего четыре года. Летом 1848 г. он и П. Г. Редкин из-за конфликта с Н. И. Крыловым покинули Московский университет.

Для преподавания истории российского законодательства вместо К. Д. Кавелина 16 сентября 1848 г. на должность адъюнкта юридического факультета был принят магистр гражданского права Николай Васильевич Калачов (1819—1885). 6 июля 1850 г. министр народного просвещения П. А. Ширинский-Шихматов утвердил его исправляющим должность экстраординарного профессора Московского университета по кафедре истории русского законодательства.

На место П. Г. Редкина по кафедре энциклопедии права и российских государственных законов был переведен из Харьковского университета 15 октября 1848 г. ординарный профессор Сергей Николаевич Орнатский (1808—1884), обучавшийся юриспруденции в 1828—1829 гг. при Втором отделении Собственной Его Императорского Величества канцелярии и затем в Берлинском университете. Он преподавал на юридическом факультете Московского университета до 21 сентября 1859 г., после чего вышел в отставку по болезни.

В 1851 г. Н. В. Калачов стал полноправным членом Археографической комиссии. Ему было поручено издание сборников исторических документов, выходивших с 1846 г. под общим названием «Дополнения к актам историческим». Резко возросший объем работы Калачова в Археографической комиссии, необходимость ездить по губерниям в поисках старинных правовых актов заставили его сократить учебную нагрузку в Московском университете, и Николай Васильевич отказался от чтения лекций по истории русского законодательства. Преподавание этого курса пожелал взять на себя советник Государственного московского архива старых дел надворный советник Иван Дмитриевич Беляев (1810—1873).

29  декабря 1852 г. он был высочайшим приказом по гражданскому ведомству переведен в Московский университет исправлять должность адъюнкта. После прихода на юридический факультет нового преподавателя истории русского законодательства Н. В.  Калачов оставался исправляющим должность экстраординарного профессора по этой кафедре до 12 октября 1855 г., но его учебная нагрузка была ограничена лекциями по теме «Критическое обозрение и обзор памятников истории русского законодательства», которые он должен был читать не более 2—3 часов в неделю студентам четвертого курса.

В 1847 г. началась преподавательская деятельность на юридическом факультете Федора Богдановича Мильгаузена (1820—1878). Он окончил факультет в 1840 г. со степенью кандидата и был оставлен при Московском университете для подготовки к профессорскому званию. После успешной сдачи в 1842 г. экзаменов на степень магистра молодой правовед был послан для совершенствования своих познаний в юридических науках в трехлетнюю командировку в Германию, Францию и Англию. После его возвращения в Россию министр народного просвещения С. С. Уваров назначил его исправляющим должность адъюнкта по кафедре «законов о государственных повинностях и финансах», освободившейся в 1845 г. после ухода в отставку ординарного профессора Н. С. Васильева.

В сентябре 1852 г. к чтению лекций по общенародному праву в качестве исправляющего должность адъюнкта был допущен выпускник юридического факультета Московского университета 1849 г. Михаил Николаевич Капустин (1828—1899), защитивший за пять месяцев до этого (в апреле) магистерскую диссертацию по теме «Дипломатические сношения России с Западной Европой во второй половине XVII века». В 1853 г. он был утвержден министром народного просвещения в степени магистра и в звании адъюнкта по кафедре «начал общенародного правоведения». В октябре 1855 г. Совет Московского университета избрал его исправляющим должность экстраординарного профессора по этой кафедре.

Общий устав императорских российских университетов представлял программу преподавания юридических наук в этих учебных заведениях только в общих чертах. Конкретное распределение учебных предметов по годам и полугодиям, определение количества часов для лекций находились в ведении университетских советов. В Московском университете, который во второй трети XIX в. не только сохранил, но и упрочил свое ведущее положение среди высших учебных заведений России, предварительный вариант программы преподавания юридических наук, соответствовавшей новому Уставу, был составлен в течение октября 1835 г.

12  октября 1835 г. Совет Московского университета принял следующее решение по юридическому факультету: «1. Преподавание церковного законоведения назначить в одном полугодии по 2 часа, исключительно для сего факультета. 2. Преподавание законов благоустройства и благочиния заключить в одном полугодии и общенародного правоведения в оном же полугодии. 3. Преподавание законов о государственных повинностях и финансах распространить на целый третий год в двух полугодиях по 4 часа в неделю с тем, чтобы преподаватель сих предметов занимался еще чтением лекций русского законоведения для студентов философского факультета в двух полугодиях четвертого года по 4 часа в неделю. 4. Преподавание гражданских законов, общих, особенных и местных, как самой важной части юридического факультета, хотя и заключили в двух полугодиях третьего года по 8 часов в неделю, но с тем, чтобы учащиеся слушали сии лекции повторительно и в 4 году общего курса учения. 5. Таким же образом и по той же причине расположить преподавание законов полицейских и уголовных».

В дополнение к правовым наукам и богословским дисциплинам Совет Императорского Московского университета предусмотрел преподавание будущим юристам целого ряда наук общекультурного и общеобразовательного значения: римской словесности (латинского языка и литературы Древнего Рима), русской словесности (русского языка и русской литературы), всеобщей истории (истории Древнего мира, Средних веков и Нового времени), всеобщей статистики, физики, философии, русской истории, статистики Российской империи, политической экономии. Кроме того, студенты юридического факультета Московского университета должны были изучать современные иностранные языки (немецкий, французский и английский) и обучаться музыке, танцам и фехтованию.

Наполнение учебной программы юридического факультета подобными предметами было вполне оправданным. Юридическое образование не может ограничиваться изучением одних действующих законов. Законы каждого мало-мальски развитого общества представляют собой огромную и во многом хаотичную массу нормативных актов. При этом действующее законодательство постоянно развивается, находится в движении. Многие из его норм устаревают и перестают действовать. В таких условиях для успешной юридической деятельности большое значение имеет, помимо знания сути действующих законов, понимание юридической природы тех или иных общественных отношений, сущности правовых институтов, закономерностей их функционирования. Настоящее юридическое образование должно быть направлено не только на познание действующего законодательства, но и на усвоение юридического языка (понятийного и терминологического аппарата юриспруденции), на постижение логики юридического мышления, на уразумение устойчивых, сущностных признаков правовых институтов, их взаимосвязей друг с другом и закономерностей функционирования в различных общественных условиях, на выработку практических навыков формулирования и толкования правовых норм, их классификации и систематизации, на освоение приемов и способов обработки правового материала. Изучение истории и философии является наиболее эффективным, проверенным многовековым опытом европейского университетского образования средством развития способности постигать сущность того или иного общественного явления. Филологические же знания, приобретаемые при изучении словесности — языка и литературы, позволяют будущему юристу успешнее овладеть знаковой системой права и выработать умение формулировать и толковать правовые нормы.

Осенью 1835 г. на основе Общего университетского устава и рекомендаций Министерства народного просвещения был составлен предварительный вариант учебной программы юридического факультета Московского университета. Согласно данному плану в течение первого полугодия первого года обучения студентам должны были преподаваться: догматическое и нравоучительное богословие (4 часа в неделю), римская словесность (4 часа), всеобщая история (8 часов), физика (4 часа), немецкий язык (4 часа). Во втором полугодии читались: церковная история (4 часа в неделю), римская словесность (4 часа), русская словесность (4 часа), всеобщая история (4 часа), всеобщая статистика (4  часа), физика (4 часа), немецкий язык (4 часа) и французский язык (4 часа).

В первом полугодии второго года обучения будущим юристам предписывалось преподавать: церковное законоведение (2 часа в неделю), энциклопедию законоведения (8 часов), философию (4 часа), русскую историю (8 часов), российскую статистику (4 часа), политическую экономию (4 часа), немецкий язык (3 часа), французский язык (3 часа). Во втором полугодии — энциклопедию законоведения (8 часов в неделю), философию (4 часа), русскую историю (8 часов), российскую статистику (4 часа), политическую экономию (4 часа), немецкий язык (3 часа) и французский язык (3 часа).

В первом полугодии третьего года обучения программой юридического факультета Московского университета было предусмотрено преподавание таких предметов, как история римского законодательства (8 часов в неделю), гражданские законы, общие, особенные и местные (8 часов), законы благоустройства и благочиния (8 часов), законы о государственных повинностях (4 часа), законы полицейские и уголовные (8 часов). Во втором полугодии читались история римского законодательства (8  часов в неделю), гражданские законы, общие, особенные и местные (8 часов), законы полицейские и уголовные (8 часов), начала общенародного правоведения (8 часов), законы о государственных финансах (4 часа).

В первом полугодии последнего, четвертого, года обучения студентам юридического факультета должны были преподаваться: гражданские законы, общие, особенные и местные (8 часов в неделю), законы полицейские и уголовные (8 часов); во втором полугодии — гражданские законы, общие, особенные и местные (8 часов в неделю), законы полицейские и уголовные (8 часов).

Из кратких обозрений учебного процесса на юридическом факультете, представленных в отчетах о состоянии и действиях Императорского Московского университета, следует, что в основах своих его содержание и методика были неизменными на протяжении всего рассматриваемого периода, но при этом имели отличия в тех или иных конкретных деталях. Нередко изменения в учебной программе факультета вызывались временными, сиюминутными обстоятельствами (например, отсутствием преподавателя по какой-либо учебной дисциплине), но в большинстве своем они проистекали из стремления усовершенствовать процесс обучения юриспруденции.

Так, в 1836/1837 учебном году ординарный профессор П. Г. Редкин преподавал энциклопедию законоведения и законы о состояниях и о гражданской службе. При этом студентам первого курса он читал по два часа в неделю лекции по «юридической пропедевтике», «формальной части» энциклопедии законоведения и «юридической методологии». Студентам второго и третьего курсов — лекции по «материальной части» энциклопедии законоведения. По окончании этого предмета П. Г. Редкин «преподавал историко-догматически законы о состояниях и Устав о гражданской службе, на основании Свода законов Российской империи, употребляя для преподавания обоих предметов в продолжение академического года по четыре часа в неделю». В конце каждого полугодия он «делал репетиции, предлагая студентам разные, труднейшие вопросы из науки, как словесные, так и письменные, стараясь разрешать их недоумения и употребляя к тому более разговорную форму».

Отчет о состоянии и действиях Московского университета за 1837/1838 академический год показывает, что ординарный профессор Редкин читал на юридическом факультете Московского университета лекции по «энциклопедии и методологии законоведения, российским основным государственным законам и государственным учреждениям. Студентам первого и второго курсов он преподавал: в первом полугодии, по четыре часа в неделю, «энциклопедию и методологию законоведения в форме юридической пропедевтики, руководствуясь как всеми знаменитыми по этой части писателями, так и собственными исследованиями»; во втором полугодии, также по четыре часа в неделю, «по методе историко-догматической» — «российские основные государственные законы и учреждения на основании Свода и Полного собрания законов Российской империи». Студентам четвертого курса П. Г. Редкин читал лекции по истории германского права «в связи с ленным правом, основываясь на источниках и руководствуясь всеми учебными пособиями». Преимущественное внимание он обращал на германское право и ленное право, так как они составляют «важнейшие элементы последующего развития прав западноевропейских государств».

Ординарный профессор Н. И. Крылов читал на юридическом факультете лекции по римскому праву. Преподавание этого предмета было рассчитано на три года. Студенты второго курса изучали историю римского права, по три часа в неделю. В первом полугодии Крылов рассматривал период от основания Рима до конца Республики, во втором полугодии излагал историю римского права в эпоху империи. Студентам третьего и четвертого курсов профессор Крылов читал догму римского права. В первом полугодии на третьем курсе им преподавались главные начала этого права и учения о владении, собственности и правах на чужое имущество, во втором полугодии — учение об обязательствах. Студенты четвертого курса слушали в первом полугодии право семейственное, во втором полугодии — наследственное право.

Гражданские законы в 1836/1837 академическом году читал экстраординарный профессор Ф. Л. Морошкин «по Своду законов Российской империи, в историко-догматическом виде, три раза в неделю, по два часа каждую лекцию». При этом предмет лекций Морошкина составляли «общие законы, торговые законы, кредитные установления, Уставы промышленности и историко-догматическое обозрение Литовского статута».

В 1837/1838 академическому году Ф. Л. Морошкин, ставший уже ординарным профессором, вел предмет под названием «гражданские и общие, особенные и местные законы Российской империи» по шесть часов в неделю. Студентам третьего курса юридического факультета он читал лекции по общим гражданским законам. Данное преподавание заключалось, как отмечается в университетском отчете, «в историко-догматическом и практическом изложении Свода гражданских законов». Особенные гражданские законы Морошкин преподавал по той же методе, но при этом руководствовался сочинениями по торговому праву А. Мира, М. Пельса, Даниельса и Пардессю. «Для лучшего познания законов и делопроизводства студенты были упражняемы в практическом судопроизводстве по делам гражданским. Из законов местных преподана была гражданская часть Литовского Статута по плану Свода законов Российской империи, с историческими объяснениями».

В 1836/1837 академическом году ординарный профессор С. И. Баршев преподавал на юридическом факультете Московского университета историю уголовного законодательства по шесть часов в неделю «по собственным запискам, не придерживаясь в особенности никакого автора, по причине совершенного недостатка полного сочинения для истории уголовного законодательства». В своих лекциях он описал историю римского уголовного законодательства (до Юстиниана включительно), историю германского древнего законодательства, историю новейших европейских законодательств и историю отечественного законодательства.

Серьезные изменения в учебном процессе на юридическом факультете произошли в 1839/1840 академическом году.

Законы благоустройства и благочиния и местные законы стал преподавать ординарный профессор И. Н. Данилович, переведенный из Университета Св. Владимира. Лекции о законах благоустройства и благочиния он читал студентам четвертого курса по два часа в неделю на основе Свода и Полного собрания законов. «При каждом предмете профессор излагал иностранную литературу и терминологию, исторические сведения о законодательстве других государств Европы, и таковые же сведения о переменах и улучшениях, последовавших в России» (Отчет о состоянии и действиях императорского Московского университета за 1839/40 академический и 1840 гражданский годы. М., 1841. С. 11). Студентам третьего курса профессор Данилович по четыре часа в неделю читал местные законы западных губерний «по собственным тетрадям», опираясь на Свод этих законов, составленный при его активном участии во Втором отделении Собственной Его Императорского Величества канцелярии.

Общий устав императорских российских университетов не предусматривал создания на юридических факультетах кафедр истории российского законодательства, несмотря на то что при ориентации юридического образования на преимущественное изучение отечественного права такой учебный курс становился необходимым. По всей видимости, при разработке примерной программы преподавания юридических наук в университетах предполагалось, что история законодательства будет рассматриваться в рамках каждой его отрасли.

И действительно, отчеты о состоянии и деятельности Московского университета показывают, что именно с истории уголовного законодательства, причем не только российского, но и западноевропейского, профессор С. И. Баршев начинал преподавание курса российских уголовных законов. Отправной точкой изучения римского права также была его история. И в содержании курса местных законов западных губерний, который читал И. Н. Данилович, на первом месте стояла историко-правовая тематика.

Но очевидно, что истории отдельных отраслей законодательства не могли заменить собой историю российского законодательства в целом. Во-первых, для старинных правовых памятников было характерно смешение норм различных отраслей права. Уже по одной этой причине выделение истории какой-либо отрасли законодательства имело весьма искусственный характер. Во-вторых, при изложении истории права каждой отрасли неизбежно приходилось затрагивать явления, общие для всех его отраслей, — такие как источники права, характер законотворческой и законодательной деятельности, понятийный и терминологический аппарат, система расположения правовых норм и др.

Юридические факультеты российских университетов по-разному решали эту проблему. В Московском университете разработку и чтение курса истории российского законодательства поручили преподавателю гражданских законов Ф. Л. Морошкину. Согласно «Отчету о состоянии и действиях императорского Московского университета за 1839/40 академический и 1840 гражданский годы» ординарный профессор Морошкин преподавал в указанное время студентам третьего курса по четыре часа в неделю систему гражданских законов по Своду законов, а студентов четвертого курса «занимал теоретическим и практическим судопроизводством, по 2 часа в неделю». Первокурсникам же была «изложена вполне история российского законодательства, по 2  часа в неделю, по руководству Рейца».

В «Отчете о состоянии и действиях императорского Московского университета за 1840/41 академический и 1841 гражданский годы» отмечено, что Ф. Л. Морошкин преподавал студентам первого курса историю российского законодательства «по руководству Рейца и по собственным запискам, составленным из самых источников сей науки».

В течение 1840-х и 1850-х годов перечень учебных дисциплин, предусмотренных Общим уставом императорских российских университетов 1835 г. для юридических факультетов, был расширен.

«Положением о Юридических курсах для юношества Царства Польского», Высочайше утвержденным 10 (22) апреля 1840 г., было предписано открыть в рамках юридических факультетов Московского и Санкт-Петербургского университетов по две кафедры законов Царства Польского, а именно кафедру «гражданских законов с судопроизводством и постановлений о гипотеках и нотариате» и кафедру «уголовных и административных узаконений». Соответствующие учебные курсы должны были преподаваться польскому юношеству, «приготовляющему себя к высшим судебным должностям».

Гражданское право Царства Польского сначала преподавал И. Н. Данилович. В середине 1842 г. по состоянию здоровья он вынужден был уйти в отставку, и вместо него названный учебный курс, а также польское гражданское судоустройство и судопроизводство, постановления об ипотеке и нотариате стал читать на юридическом факультете Московского университета магистр права выпускник Варшавского университета Карл Акинфиевич Залозецкий (1798—1848). С 1849  по 1854 г. эти предметы вел здесь уроженец Польши, выпускник юридического факультета Санкт-Петербургского университета Антон Михайлович Циммерман (1820-?). Историческое обозрение законодательства Царства Польского, каноническое право и польские «администрационные» законы преподавал в Московском университете с 1841 по 1854 г. выпускник и бывший преподаватель юридического факультета Виленского университета Александр Сикстович Коровицкий (1797—1864). Он же читал студентам-полякам в 1845—1854 гг. курсы уголовных законов и уголовного судопроизводства Царства Польского.

С 1840/1841 учебного года студенты четвертого курса юридического факультета Московского университета стали изучать предмет под названием «обозрение иностранного государственного права». Согласно «Отчету о состоянии и действиях императорского Московского университета за 1840/41 академический и 1841 гражданский годы», этот курс читал ординарный профессор П. Г. Редкин «по 3  часа в неделю, на основании источников и руководствуясь литературными пособиями». Очевидно, что преподавалось главным образом государственное право ведущих европейских держав.

В конце 1849 г. в связи с революционными событиями, произошедшими в ряде европейских стран, преподавание иностранного государственного права было приостановлено Министерством народного просвещения.

29  декабря 1857 г. император Александр II  разрешил возобновить в российских университетах изучение государственного права европейских держав. На практике восстановить преподавание предмета после восьми с половиной лет перерыва оказалось непросто. 7 мая 1858  г. декан юридического факультета ординарный профессор С. И. Баршев направил ректору Московского университета А. А. Альфонскому донесение, в котором сообщил, что юридический факультет, входя «в соображение способов ко введению преподавания государственного права европейских держав в Московском университете», «определил отнестись в юридический факультет Санкт-Петербургского университета с просьбой о присылке программы преподавания государственного права европейских держав, ежели оная уже составлена. По получении и рассмотрении сей программы, члены факультета положили, что программа сия на первый раз в виде ответа может быть принята в руководство, впоследствии же удобнее поручить составление программы тому лицу, которому будет вверено преподавание. Причем ординарный профессор Орнатский, преподающий отечественное государственное право, подал свое мнение, что ни одно из лиц, имеющихся в виду для замещения сей кафедры, в настоящее время не имеет необходимых к тому условий, как то глубокого изучения общего и частного государственного права, и долголетней опытности в преподавании, надлежащей осторожности и осмотрительности, требуемой столь важным предметом, ибо преподавание государственного права европейских держав давно уже прекращено в Московском университете. Юридический факультет, соглашаясь в основаниях с мнением ординарного профессора Орнатского, признал за удобнейшее на первый раз допустить к преподаванию государственного права европейских держав на правах приват-доцента профессора Ярославского Демидовского лицея г. Гладкова, уже около семи лет преподающего энциклопедию законоведения и отечественное государственное право, и кандидата г. Дмитриева, по выдержании экзамена уже представившего диссертацию на степень магистра гражданского права».

Федор Михайлович Дмитриев (1829—1894) был внучатым племянником знаменитого поэта и министра юстиции начала XIX в. Ивана Ивановича Дмитриева. Юридическое образование Ф. М. Дмитриев получил в Московском университете. В 1859 г. он защитил магистерскую диссертацию «История судебных инстанций и гражданского апелляционного судопроизводства от Судебника до Учреждения о губерниях» и был принят в Московский университет исправляющим должность экстраординарного профессора по кафедре иностранных законодательств. 5 октября 1859 г. Ф. М. Дмитриев прочитал на юридическом факультете вступительную лекцию к своему курсу государственного права Франции. Она начиналась со следующих слов: «Было время, когда знание иностранных законодательств составляло роскошь юридического образования. За исключением римского права, приобретшего значение теории и слившегося со всеми национальными законодательствами Европы, юристы не считали необходимостью изучать чуждый им юридический быт. Было другое время, когда в чужих учреждениях искали пособия для внутренних преобразований и считали возможным совершенное перенесение первых из одного государства в другое. В наше время вера в такие заимствования не существует, и однако никогда еще изучение иностранного права не имело такого значения, как теперь. Без него теперь нельзя быть ни историком, ни юристом». В дальнейшем изложении молодой профессор объяснял, какое значение имеет изучение иностранного права для русского правоведа. «Время теорий, построенных вне истории, вне опыта, прошло безвозвратно, — констатировал он в заключительной части своего выступления. — Оттого-то мы не можем более довольствоваться поверхностным знакомством с общественным устройством других народов. Внимательное изучение исторического развития права на возможно большем пространстве перестало быть роскошью науки, оно сделалось теперь ее первою необходимостью».

Содержание этой лекции убедительно свидетельствовало о том, что на юридический факультет Московского университета пришло новое поколение правоведов и что в развитии русского правоведения наступала новая эпоха.

В. А. Томсинов, доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой истории государства и права Юридического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова